Отче наш: хлеб насущный или грядущий?

Светлана
Сообщения: 10
Зарегистрирован: 06 июн 2018, 08:32

Re: Отче наш: хлеб насущный или грядущий?

Сообщение Светлана » 20 июн 2018, 12:06

Добрый день!
И ещё очень интересно, как в контексте учения Хреста можно понимать слова "и оставь нам долги наши, как и мы оставляем должникам нашим".
(Точно ли "должникам" во множ.ч., а не "должнику"?)
О каких долгах перед Отцом Небесным может идти речь? И почему он может (или должен) оставлять нам какие-либо долги именно так, как мы оставляем должникам/должнику?.. Это условие Отца и молящийся заявляет, что он его выполняет? Или это уточнение молящегося (мол оставь именно так, как как мы это делаем по отношению к своему должнику, а не как-то по-другому).
Видимо какой-то смысл здесь заложен. Или был заложен (если допустить, что эта молитва редактировалась).
Как бы понять?...

Аватара пользователя
Элелет
Сообщения: 529
Зарегистрирован: 20 июн 2009, 23:45
Откуда: Рига, Латвия
Контактная информация:

Re: Отче наш: хлеб насущный или грядущий?

Сообщение Элелет » 21 июн 2018, 22:12

Учитывая то, что многое из "Отче наш" весьма сомнительно, как имеющее аутентичный корень, мне сам смысл "долгов\грехов", а также их прощения, кажется уже более позднего происхождения. Логика в том, что если уж мы рассуждаем на понятийной базе гностических текстов, перед Отцом у человека грехов нет. Ибо, как известно, Отец не судит, а значит не может что-либо осуждать или обозначать, как грех. Однако, это может делать сам человек для себя, определяя те или иные свои действия, как грех (своего рода внутренний судья). Но Отец тогда не имеет к этому никакого отношения, поскольку определением долга или греха занимается не Он. А значит, что Он может оставлять\прощать?
Тут можно вспомнить цитату из Евангелия от Марии: "Нет греха, но вы те, кто делает грех, когда вы делаете вещи, подобные природе разврата, которую называют "грех", т.е. человек сам, своими действиями, создает определение греха, несмотря на то, что по своей сути греха нет.
Что касается другой части молитвы, а именно "вводить в искушение", что логически как бы проистекает из оставления долгов/грехов, тот тут могу привести рассуждения самого автора темы, которые он озвучил в одной группе на Фейсбуке:
"В 4-й книге Тертуллиана «Против Маркиона» в параграфе, посвященном шестому прошению молитвы «Отче наш», он задается риторическим вопросом: Quis non sinet nos deduci in temptationem? (Adv. Marc. 4,26,5). Глагол: deduco – «побуждать, склонять», стоит в пассивной форме. Т.е. вероятно, что в Маркионовом «Евангелии Господнем», которым пользовался Тертуллиан для опровержения своих оппонентов, стояла формула: «Не дай нам быть введенными в искушение», вместо ортодоксального чтения «Не введи нас в искушение», подразумевающего, что искусителем является Отец небесный. Существует мнение, что она отражает и богословские воззрения самого Тертуллиана, как следует из продолжения соответствующего отрывка: «Кто не позволит, чтобы мы были введены в искушение? Тот, кого искуситель может не бояться, или Тот, Кто от начала осудил ангела-искусителя?»
В «Послании Иакова» говорится: «В искушении никто не говори: Бог меня искушает потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого» (1:13).
Похожее по смыслу прочтение шестого прошения зафиксировано в Диатессароне и некоторых средневековых рукописях Евангелия от Матфея. Оно также было известно Киприану (Dom. Or. 25) и Амвросию (Sacr. 5,4,29; 6,5,24).
В «Апокрифе Иакова» из Наг-Хаммади приводится просьба апостолов к Спасителю, имеющая явную перекличку с молитвой Господней, в ней «искушающим» прямо назван не Отец небесный, а лукавый: «позволь нам, чтобы нас не искушал лукавый дьявол!»
Этим, как мне кажется, можно объяснить возможное отсутствие в «Евангелии Господнем» седьмого прошения: «избави нас от лукавого» (на что указывает Гарнак), так как если в первой половине формулы уже подразумевается избавление от дьявольских искушений, то вторая часть представляет по сути тавтологию." И ответ ему от другого участника: "temptāre это трогать, то есть temptatio - когда тьма ощупывает своими щупальцами, а не то, что там попы сочиняют. Хотя надо бы посмотреть этимологию того, что там стоит в арамейском. То есть там надо переводить, чтобы почетче "и освободи нас от прикосновений тьмы".
По-моему, такое определение очень логично и стройно. Если уж мы воспринимаем Отче наш, как некий текст, действительно имеющий древний оригинал, а не результат более поздних теологических правок. Лично я склоняюсь к последнему.
Кто ищет выгоды от знания, тот теряет разум.
Intelligo ut credam...

Ответить